Кредитная эволюция

Быстрый рост рынка онлайнкредитования в Казахстан подогревает желание властей его зарегулировать. Игроки рынка не против регуляции, но призывают не повторять негативный опыт других стран, например, Грузии, где после некорректного вмешательства государства, этот рынок практически исчез.

Самый первый онлайн-заем в Казахстане, который в 2014 выдала компания MoneyMan.kz был на сумму 30 тысяч тенге. Однако в том же году объем онлайн-кредитования превысил 0,3 млрд тенге, а в 2017 совокупный объем выданных кредитов онлайн в республике достиг 40 млрд тенге.

Аналогичный быстрый рост онлайн-кредитования происходил и в других странах – в России и Грузии. Правда, последующие события показали, как разные подходы к регулированию могут повлиять на развитие рынка.

К примеру, Грузия по темпам роста рынка онлайн-кредитования быстро стала одним из лидеров в СНГ. Это объяснялось тем, что на тот момент более 60% населения страны по разным причинам не имело доступ к банковскому кредитованию. То есть для многих в Грузии сервисы альтернативного кредитования стали чуть ли не единственной возможностью взять кредит на неотложные нужды.

В среднем на одного гражданина Грузии приходилось 2-3 займа в год, при этом просрочка по займам (NPL 90+) была значительно ниже банковской и составляла всего порядка 4%.

Согласно закону «спрос рождает предложение», в этот период в страну пришли различные игроки – российские компании, а также международные организации. Все они активно экспортировали на местный рынок новые технологии, внедрявшиеся, в том числе и в банковском секторе, выплачивали налоги и обеспечивали рабочими местами сотни людей.

Примечательно, что все финтех компании выступали за введения госрегулирования с тем, чтобы сделать рынок понятным и прозрачным для регулятора и пользователей. Однако после прихода к власти премьер-министра Георгия Квирикашвили, одним из обещаний которого был запрет онлайн-кредитов, изменения последовали по-революционному незамедлительно и не так, как это ожидалось.

В результате это привело к тому, что выдача онлайн-кредитов в Грузии стала практически невозможной для большинства игроков. Бачана Рапава, глава представительства компании «Twino», которая является одной из основателей Грузинской небанковской онлайн кредитной ассоциации (Georgian Online Non-banking Credit Association – Gonca), сообщил, что из 62 компаний на рынке осталось всего 11. Благодаря опыту и ресурсам МoneyМan и Solva сумели быстро перестроить бизнес и перевели часть клиентов из МoneyМan в Solva.

В результате такого жесткого регулирования более половины населения Грузии потеряло всякую возможность получить кредитные средства. А с уходом с рынка десятков компаний были потеряны и рабочие места, страна недополучила налоговые отчисления, возможности развивать новые технологии в финансовом секторе были серьезно подорваны.

Кроме того, Бачана Рапава в качестве одного из негативных результатов ужесточения регуляции назвал развитие черного рынка.

«Снижение предложения никак не снижает спрос на деньги.Более того, уже появилось подпольное кредитование, где

в результате мы получаем незащищенного заемщика и черную бухгалтерию. Доступность и прозрачность кредитования не были увеличены для целевого сегмента регулирования, что, по нашему мнению, является дискриминацией прав человека», говорит глава представительства компании «Twino» в Грузии.

В Казахстане основной регулятор в лице Национального банка неожиданно решил ограничить рынок онлайн-кредитования – через внесение в Гражданский Кодекс РК нормы, ограничивающей годовую эффективную ставку вознаграждения в 100%. Этот шаг по мнению игроков казахстанского рынка будет иметь для них негативные последствия. Эффективным решением по защите заемщика видится ограничение суммы переплаты в 100% от суммы займа. Эта мера работает в Великобритании, в этом направлении развивается регулирование в Российской Федерации.

Эксперты отмечают, что рынок имеет свою специфику, которая без изучения и погружения в тему не всегда понятна. Действительно, раньше в Казахстане онлайн-сервисов альтернативного кредитования не было и это вынуждало игроков разъяснять населению то, как работает система онлайн-скоринга, каковы особенности расчета вознаграждения по кредиту и как компании обеспечивают безопасность данных.

Примечательно, что объяснять все это нужно было в том числе и на уровне партнеров и государственных структур. Тем не менее, финтех-проекты в Казахстане «выстрелили». Это подтверждает и тот факт, что на местный рынок вышли крупные международные игроки, а к финансовым технологиям в стране интерес проявляют инвесторы. Была даже создана Казахстанская Ассоциация ФинТех, которая выступает за регулирование рынка, но поэтапное, с учетом его особенностей. Так, предостерегая от грузинского опыта, в Ассоциации приводят в пример Россию, где после введения регулирования количество игроков сократилось, но не катастрофически, а в рамках необходимого. То есть все нежизнеспособные компании ушли и рынок оздоровился.

«Мы предлагаем детально сначала изучить финтех-бизнес, прислушиваясь к крупным игрокам рынка, которые создают финтех-климат в стране, и принять окончательное решение только после тщательного изучения причин и следствий любого регулирования, учитывая социальные и деловые интересы, чтобы не навредить потребителям и участникам рынка», – резюмирует опыт Грузии Бачана Рапава.

Иными словами, запрещать онлайн-кредитование, как это фактически было сделано в Грузии, в Казахстане нельзя, необходимо эволюционное постепенное регулирование, как это было сделано в России. В этом случае будут учтены интересы всех заинтересованных сторон – потребитель будет еще больше уверен в продукте, компании продолжат работать, а государство получит надежный источник налоговых поступлений, новые рабочие места и дополнительное стимулирование потребительского рынка.